Натюрморт с французского «Мертвая природа»

Более 130 художников представили свои произведения посвященные в большинстве цветам, окружающим человека бытовым предметам, рыбам.

Натюрморт прошел красной нитью через творчество почти всех художников, особенно в периоды, когда большие гражданские темы перестали находить отзвуки в обществе. Так и в наше время художники ушли в свою скорлупу, свой мир и уже беседуя не с обществом через картины, а с вещами окружающими их.

Натюрморт является важной составляющей портрета придавая углубленный смысл психологичности внешнему сходству личности. Первое чувство испытываемое зрителем, чувство растерянности, негде остановиться взгляду, столько цветистости, мажора и цветы в нюансах сплетений и сочленений. Большинство работ традиционно поставленные в вазы или просто в сверкающие стеклянные банки — это уже действительно «мертвая природа». Но даже в таких решениях есть неожиданные находки. Так Георгий Прокшин «В сухих цветах» усложняет пространство падающим лучом солнца на столе и белом холсте с тенью тонкой сухой веточки. Сложную задачу взял на себя Сергей Маджар в натюрморте «Золотые шары». Кроме прекрасно нарисованных и написанных цветов в интерьере он ввел в пространство полотна произведение другого мастера — гениальный портрет «Девушка с письмом у открытого окна» Вермера Дельфтского и прекрасно справился с замыслом. Другой характер носят натюрморты, можно сказать, символического прочтения — это Р. Латыпов «Из жизни бананов», где текстура холста подчеркивает пластичность плодов придавая им эротическую нотку. Кроме классической игры цвета на холсте инсталяции Айрата Терегулова «М-106» понятна только автору, но завлекает загадкой, «Завороженный чай» Наиля Байбурина предметен, но тоже авторски ассоциативен. Буквально ушибает полумертвый гиперреалистический чугунный угольный «Утюг» Евгения Севастьянова. Национальный мотив звучит в «Кумысе» Джалиля Сулейманова. И «Закусь», безвременно ушебшего Рифа Шарифуллина горечь лука, горечь прощания.

А. Королевский