28 февраля в Уфимской художественной галерее состоялось открытие персональной выставки «Форматизация», посвященной 65-летнему юбилею члена Союза художников России Филарета Шагабутдинова (Шага). 

Время проведения выставки: с 28.02.2013 по 19.03.2013

Время работы: в будние дни с 11:00 до 19:00, в выходные и праздничные дни с 11:00 до 18:00

Название выставки «Форматизация» трудно поддается растолкованию, и сам художник признается, что это слово пришло ему на ум случайно, чисто интуитивно, и отражает нечто конструктивное. Мы же можем в этом «техническом» термине усмотреть именно «графическую душу» художника, его любовь к жесткому рисунку и продуманной форме, в которую он заключает свои сюжеты.

Рисовать будущий художник начал еще в детстве. Рассматривая репродукции многих художников, маленький Шагабутдинов погружался в совершенно иной, сказочный мир. Желание постигнуть этот мир с его законами, правилами и секретами росло у Филарета Хадиевича с каждым годом. Вдохновлялся творчеством итальянца Ренато Гуттузо и Пабло Пикассо, которые представляют два совершенно разные художественные направления. Свое профессиональное образование  молодой художник получил в Уфимском художественном училище на художественном факультете. Учился вместе со Станиславом Лебедевым, Рифхатом Арслановым, Николаем Пахомовым, Евгенией Захаровой. Живопись и композицию преподавали Константин Чаругин и Яков Плотников, а рисунок – молодой Рубен Агишев. Дальнейшая творческая жизнь Филарета Хадиевича связана с Сибирью. Он занимался тем, что преподавал в художественной школе и рисовал пером и тушью. В 1974 году художник возвращается в Уфу. Через год участвует в графической выставке в Москве и едет на творческую дачу, где впервые знакомится с техникой офорт и создает свою известную серию «По старой Уфе». «Когда я вернулся из Сибири, то взглянул новыми глазами на свой город. Мне хочется создать серию графических листов «Город моего детства», выполненных пером и тушью», — делится своими воспоминаниями мастер.

Отмечая 40-летие своего творчества, художник представил на суд публики и коллег результат нового этапа в развитии своего творчества – это работы 2011-2012 годов и ретроспекцию с 1992 по 2010 года, дающие возможность представить его эксперименты в области живописной формы и цвета. Работы выполнены в разных техниках – тушь и перо, офорт, акварель, масло.

Автор обладает волшебным даром остановить мимолётные мгновения сна и сохранить их на полотне. Умеет заставить даже далёкого от мира искусства человека замереть от восхищения, услышать и почувствовать всё, что видел и чувствовал художник. Те зрители, которые пришли в будний  вечер на открытие выставки, проходили через салон, ведущий в выставочный зал с выражением любопытства на лицах, поскольку с  живописными работами последних лет не все жители Уфы знакомы. Встречал гостей на открытии сам автор, со словами восхищения и благодарности.

Повседневная реальность и поэтический миф, гротеск и наивная сказка, пугающая гипербола и поучающая притча встречают нас  в картинах Филарета Хадиевича. Экспозиция, куда были включены более 100 работ  разных лет, выполненные в разных жанрах и техниках, явственно показала несомненный рост художника, как в профессиональном отношении, так и углублении содержательного аспекта его творчества. 

Художник Георгий Калитов в своей книге «Башкирская школа живописи» относит произведения Филарета Хадиевича 90-х и 2000-х годов к направлению постмодернизм, для которого характерны отрицание традиционных форм и эстетики прошлого. Постмодернизм близок к авангардизму и противоположен академизму.

Художница Ольга Самосюк, и не только она, называет нашего юбиляра метко одним словом – «живографик». Но это Филарета Шагабутдинова ничуть не коробит, даже наоборот, он улыбается и радостно высказывается: «А ведь и вправду моя живопись графична». Автор признаёт, что не является живописцем в традиционном понимании этого слова по сравнению, как он выражается, с «чистыми живописцами, подобно Михаилу Кузнецову и Евгению Винокурову», которые пишут пастозно мазками, ориентируясь классическими нормами живописи.

«Первые 20 лет осознанного творчества я занимался графикой: линогравюра, рисунок пером, офорт. Меня волновали узоры деревянной архитектуры Старой Уфы – резные наличники, покосившиеся ворота, уютные дворики. Я любовался своим городом и пытался донести до зрителя красоту, созданную нашими предшественниками. 1992 год стал переломным в моём творчестве. Я оставил черно-белое и вернулся в цвет. Образы Уфы, найденные в графике, переросли в образы Города, Дома – места пребывания Мужчины и Женщины», — делится своими мыслями мастер.

Сюжет и действие в картинах мастера сконцентрированы вокруг тайны, загадки или нескольких загадок. Художник стремился возродить не внешнюю примету классического искусства‚ а его качественную природу — целостность мировоззрения‚ обращения к вечности‚ жизненную силу. Пользуясь живописным языком авангардизма‚ он воплощает в краске современный вариант мифа о Вселенной. Такая попытка очевидна в трепетных и тревожных композициях: «Солнце», «Полет», «Полнолуние», «Город утопий», в пластичных ребусах работ: «Жилище», «Плавание», «Переселение» (все 2010 года). Сюжеты наполнены характерными для символизма образами. Их сложный ритм сочетают в линейной композиции с оригинальными декоративными элементами. Рассматривая работы, стоит приглядеться, и  вы заметите, что на них нет привычного эффекта глубины. Изображения выглядят плоскими, словно это настенные аппликации. Его стиль — это некая совокупность разных стилей, которые основаны на индивидуальности взгляда автора, на свободе его мысли и внутренних эмоций. Художник заимствует образы из классических традиций, но дает им новую интерпретацию, свой эксклюзивный контекст. 

Искусствоведы сходятся во мнении, что серия картин «Многоглаголание» художника представляет все характерные черты его творчества. Мы видим манипуляции с визуальными цитатами, смешение совершенно разных тем. Некоторые «знаковые образы» вырастают до уровня мощных символов, созвучных тревожным настроениям современной художнику эпохи («Мистика» 1993 г.).

Все его картины, все его образы — это творческий поиск. Он воспринимает время, действительность, размышляет о ней, переживает увиденное. Как ни странны эти образы, они отражают всё, что знакомо человеку — радость, восторг, тревогу, одиночество, любовь. В картинах два постоянных противника: здравый смысл и фантастика. С одной стороны — повседневная жизнь и привычные вещи, а с другой — некая сила, вторгшаяся в эту жизнь со стороны, где отсутствует логика и смысл. Неслучайно картины наполнены образами животных, растительности. Птица, рыба, дерево здесь больше как эмоциональные знаки, чем просто образы флоры и фауны. Может, это мечта вернуться к природе, к искренности, первозданности? Его мысли в картинах не всегда доступны слову, некоторая невысказанность и воздействует на душу зрителя. Открытость цвета, странные образы — его самовыражение. Образы  взяты из природы. Они рождаются спонтанно и даже случайно. Находясь в эмоциональном подъёме и творческом порыве, он видит образы, раскрывающие непростую действительность.

Большое место в творчестве занимает графика, в них художник решает конкретные пластические задачи динамичного развития формы. Именно энергичная линия — главное средство художественной выразительности.  В 80-е годы художник обращался к теме города («Окраина», «Старая Уфа», «Летний вечер»). Рисунки пером последних лет описывают мир, который подвергается непрерывному симбиозу, в его первичных формах, немножко геометрических и антропоморфных.

Филарет Шага считается новым поколением художественных мастеров. Работы, написанные в модернистском стиле, он выставляет не только на персональных, но и на групповых выставках. Происходит это отчасти оттого, что художник открыт новым веяниям и направлениям в искусстве, его взгляды идут в ногу со временем. Мир вокруг является для художника толчком для творчества. Он постоянно находится в поисках новых форм и изобразительных средств. Для него важно показать вещи, которые недоступны человеческому глазу, однако, находятся в воображении. Играя яркими, насыщенными цветами, а также геометрическими формами и фигурами, автор создает интересные картины, которые привлекают внимание не только ценителей современного искусства, но и просто случайных посетителей художественных выставок. В его творчестве художественные средства и законы восприятия плавно перетекают друг в друга, дополняясь новыми, до этого не часто применяемыми приемами. Итогом становятся яркие, запоминающиеся картины, которые и позволили автору приобрести определенный авторитет и заработать имя среди ценителей современной живописи.

Картины «Берег надежд» 2007 г., «Погружение в высоту» 1996 г. имеют общее впечатление счастливой мечты, радостного очарования живописи. Прекрасные фантазии Филарета, его сны наяву и узоры, безудержные вымыслы — отнюдь не призраки, не видения, не декоративные развлечения: они вобрали в себя не только волшебство вымысла, но и весь жизненный опыт, все переживания художника, хоть и в сказочно преображенном мире фантазии. Поэтому в картинах ощущается не только обаяние жизни, но и боль одиночества, а главное — радость открытия мира заново.

Голубые, желтые, красные, зеленые пятна «Незаконченной истории» 2007 г., «Тревожного сна» 2004 г., «Мудреца» 2006 г. создают увлекательное зрелище; в плоских образах таится беспокойная и мрачная драма бытия. Среди многочисленных холстов Филарета Шагабутдинова есть немало изображений человеческих фигур: иногда это символы, как «Нимфы» 2006 г., «Воспарение» 1993 г., иногда портреты – портрет Веры 2007 года.

Шагабутдинов — прекрасный график и оригинальный живописец. Как большинство щедро одаренных людей, он интересный собеседник, внимательный наставник творческой молодежи, незаурядная личность. Художник – адепт колористической интуиции. Его натюрморты «Красный букет», «Солнечный день» 2010 годов  – реанимация визуальных символов. Пейзажи выделяются островом в творчестве Филарета. В «Туманном утре» 2003 г, «Летнем дне» 2002 г., «Уфимской мечети» 2000 г. особенно видна тонкость его восприимчивости и живость ответа художника на захватившее его впечатление.

Творчество Филарета Хадиевича, представленное работами разных лет — это поистине искусство XXI века – новаторское, мощно раздвигающее горизонты нашего миропонимания.    

 

                                                                         Эльвира Попова, искусствовед