«Нет, совершенству нет предела.

Едва лучи коснутся глаз,

Мы сердцем отдаёмся делу,

И Бог всё делает за нас!» (Рафаиль Бураканов)

В мае в Уфимской художественной галерее открылась 8-ая персональная выставка Рафаиля Нуриевича Бураканова – живописца, графика, художника инсталляции, члена Союза художников России с 1997 года, члена художественной группы «Отражение» (1990-1992). С 1995 года он состоит в творческом объединении «Артыш», является его одним из инициаторов и организатором. Участник республиканских, зональных, всероссийских выставок.

Рафаиль Нуриевич говорит со зрителем тихо, без пафоса. Доверительно, проникновенно и доходчиво он передаёт действительность через проявления подлинно прекрасного и возвышенного. Художник изображает то, что каждому человеку знакомо, близко и дорого – то, что связано с понятием Родина. Это можно увидеть в таких картинах, как «Утро на Агидели», «Мелеуз», «Путешествие по реке Мелеузовке» и многих других произведениях. Он умеет очень чётко передать на холсте ясность или пасмурность дня, тепло знойного солнца и насыщенность зелени лета. В пейзажах практически нет драматизма, столкновений, лишь умиротворённость и порой тихая грусть. Поддавшись такому настроению, с ним трудно расстаться.

Птица, дорога, мостик, лампа, цветок — везде творческие находки и особая философия. Автор говорит, что получив классическое образование, впоследствии попытался найти свой стиль, в частности, попытался отойти от академизма. «И я нашел свое направление, свою нишу в искусстве, где мне легко пишется, где я остаюсь самим собой, где я пребываю в некой душевной гармонии с окружающим меня миром», — пояснил Рафаэль Нуриевич.

Художник профессионально занимается живописью уже более 30 лет. Об уровне Рафаэля Бураканова говорит беглый обзор разлетевшихся по стране картин. Работы уфимца находятся в БГХМ им. М.В. Нестерова (Уфа), Историко-краеведческом музее г. Мелеуза (РБ), в частных собраниях в России и за рубежом (Германия, США, Финляндия, Франция, Япония). Он не ограничивает себя рамками одного жанра. И называет себя просто – «художник», хотя на самом деле очень самобытный мастер и талантливый поэт.

Несмотря на «разнородность» картин, в них есть  «узнаваемый стиль», скопление наработанных приемов. Но это не всегда «куча» определенных элементов, на которых непрерывно «ездит» художник. Художественный язык нарабатывается немалым трудом, но когда техника доведена до автоматизма, укрепляется довольно быстро. Как только стиль выработан, появляется уверенность — в его границах мастер чувствует себя сильным. Поэтому так трудно оторваться и начать двигаться в новом направлении. Это — тупик, потому что многим в определенный момент жизни хочется перестать делать «одно и то же», а отойти от привычного страшно. Рафаэль Нуриевич  не боится новых поисков, своё видение и стиль он меняет в зависимости от настроения, с течением времени, как например, Пабло Пикассо со своим ранним «розовым» периодом и поздним кубизмом.

Искусство Бураканова, начиная с первых юношеских опытов и до самых недавних произведений, пронизано взволнованной нежностью к жизни. Любой объект его творчества — будь то лицо человека или цветок, пейзажный мотив или композиция из незатейливых предметов домашнего обихода — наполнен трепетным и напряженным чувством: только лирическим переживанием вызывается вдохновение художника, побуждающее его выразить формой и цветом изменчивый, вечно ускользающий облик живых явлений действительности. За сорок лет работы в искусстве Рафаэль Нуриевич не раз перестраивал свою изобразительную систему, но своему лирическому чувству не изменял никогда. Анализируя раннее творчество мастера, критика намечала в нем периоды импрессионизма, кубизма и футуризма. Однако эта периодизация дает лишь самую грубую и приблизительную схему процесса первого начального этапа формирования художника.

Лирический «Автопортрет» 1975 года, сделанный двадцатидвухлетним художником, уже содержит, как в зародыше, едва ли не все важнейшие особенности его будущего искусства. Именно отсюда начался непрерывный и органически развивающийся процесс формирования живописной системы Бураканова. Сознательная целеустремленность и творческая зрелость «Автопортрета» свидетельствуют прежде всего о большой дисциплинированности чувства и творческой мысли, о силе интеллекта, составляющей одну из самых характерных черт художника.

В картинах «День. Зеленый луч» и «Эволюция» критики нередко находят кубистические элементы. А между тем едва ли возможно найти в живописи Бураканова влияние ортодоксальных кубистических построений. Мастер не отрекается ни от реальности, ни от живого наблюдения.

Каждый раз он не перестает удивлять своим новым чувством, новым взглядом на окружающий нас мир. В экспозиции выставки присутствует контраст. Рядом с картинами, написанными в пастельных тонах, которые выглядят утонченными и изящными, соседствуют более экспрессивные, декоративные работы, где доминируют яркие контрастные цвета. Выставленные работы – это действительно ново, свежо, нежно и утонченно. Мы видим, что в своих картинах Рафаэль Бураканов стремится соединить вечное и мгновенное, два начала. Сами же сюжеты произведений – это некий сплав вымысла и жизненных ассоциаций.

Вот как определяет свое творческое кредо сам мастер: «Творчество есть высший Божественный дар, заключающийся в служении добру, возвышению человека, природы. Художник, глядя на мир, воспринимая и осмысливая его, создает произведение искусства, способное увлечь зрителя красотой, наполнить его сердце радостью и любовью к жизни».

Настоящим источником вдохновения для Рафаэля Нуриевича стала родная Башкирия. Прекрасное  величие уральской природы, ее особые краски и непривычный свет, островки сохранившейся народной культуры находят свое отражение в произведениях художника. Работа на пленэре обогатила его живопись. Мастер всегда находит интересные композиционные решения, и любой из его этюдов можно увеличить до размера большой картины.

Его искусство тяготеет к основам, первовременам, к Слову. Его творчество – бесценный опыт понимания символического языка Веры. Именно это делает его эстетически и этически ценным для сегодняшнего человека – и западного, и восточного, который может быть и в разной степени, но неуклонно теряет этот умный взгляд на себя и на мир. Взгляд с позиций вечности. Искусство Бураканова — это некий ответ на вызов времени, связанный с тем, что в нашей культуре редуцирована, сведена к минимуму сфера сакрально-художественного. Эта сфера не является собственно церковной или специфически религиозной. Это та сфера, где художник в живописи размышляет о Боге. Главный смысл его искусства — это воплощение сакральных идей, и искусство когда-то родилось из идеи Бога и из формы поклонения Ему, а потом утратило эту связь со своей основой, своим стержнем. «Это необходимо вернуть, — утверждает Рафаэль Бураканов, — это единственный способ сделать искусство, в том числе современное искусство, интересным обществу».

Внутри каждого из нас есть центр покоя, окруженный тишиной. Рафаэль Нуриевич попытался своими произведениями окружить человека этой тишиной, в которой он будет испытывать состояние внутренней гармонии. И помещение Уфимской художественной галереи стало для зрителя тем местом бесконечного пути созерцания и медитации….

Для Рафаэля Нуриевича интересен и значим любой человек, как создание Творца. Отец, создавая людей по своему Образу и Подобию, вложил в них Любовь. По мнению художника, Бог — это и есть Любовь. Не случайно мастер создал диптих «По образу и подобию». Все картины Бураканова — портреты, пейзажи, натюрморты — наполнены внутренним светом и любовью самого художника, которую он хочет донести до зрителя. Тщательная «прописанность» или, наоборот, нарочитая незаконченность – притягивают и завораживают. От них нельзя отойти, просто скользнув взглядом, хочется рассматривать, разгадывать, погружаться…

На выставке представлены и этюды, наброски, эскизы— работы, в которых нет завершенности, но есть идея и индивидуальность.

Венец творения природы — человек, но к сожалению, иногда мы забываем об этом. Отдавшись низким инстинктам, не задумываясь, искажаем этот живой мир, уничтожаем его представителей. Об этом и повествует экспрессивная композиция  «Выстрел – возвращение». Картина звучит как призыв – «Мы должны беречь родную землю, все разнообразие живого от маленького насекомого до могущественного зверя!» От каждого из нас зависит, сможем ли мы сохранить видовое многообразие цивилизации. Каждый вид имеет свой уникальный генофонд, он — неповторимое явление в природе. Нужно заботливо оберегать природу родного края, каждое живое существо, которое украшает нашу землю. С болью в сердце в «Выстреле» Бураканов «говорит» о духовном одичании, о браконьерстве, оборачивающемся, прежде всего, против человека.

Тема «человека и природы» проходит сквозь всё творчество художника. В пейзажах природа является наиболее совершенным олицетворением истины — Дао, а созерцание природы — лучший путь познания и усвоения этой истины. Отсюда неповторимость буракановского пейзажа «гор и вод» с его необозримостью, воздушной перспективой, лаконизмом и выразительностью линий, тушевого пятна, глубокой значительностью белого фона («Притча о деревне», Утро на Агидели», «Цветущий день»).  

В буракановской живописной системе ясно видна стилистика модерна, но и одновременно одухотворённость; гармония цветов сближает его с японскими мастерами, ценителями красоты и прекрасного. В его картине каждый предмет глубоко символичен; каждое дерево, цветок, животное или птица является знаком поэтического образа. В глазах Рафаэля Нуриевича это не просто предмет любования, но и аллегорические символы.

В картине «Луч солнца, задержавшийся на земле», выполненной в технике ассамбляж, эклектично объединённые элементы создают впечатление некой разрастающейся структуры. Из статичного центра во все стороны устремляются линии движения, словно это схематично начерченный космос, который после Большого взрыва, в момент создания Вселенной, всё ещё продолжает расширяться.

В «Табуле Раза» художник обращается к теме чистоты души, изображая неопределенное и неустановившееся, как детская память, белым цветом (в переводе с латинского это выражение переводится как «чистая дощечка»).

В экспозиции представлено около 100 работ фигуративной и нефигуративной живописи, графики. Эта выставка вновь демонстрирует, что Рафаиль Бураканов – мастер разносторонний, ищущий и, как следствие, разноплановый. Здесь есть и очень светлые, нежные произведения. Есть также работы, пусть и небольшого формата, но очень монументальные. Но самое главное, что объединяет и эту экспозицию, и другие – это некая «духовность», «чистота», «прозрение», которую несёт нам автор. 

                                                                                                                         Эльвира Попова, искусствовед