Персональная выставка члена Союза художников РФ, заслуженного художника РБ Дамира Ишемгулова открылась в Уфимской художественной галерее. В экспозицию вошли избранные живописные полотна, графические листы и скульптура из дерева. В трех залах представлены как ранние произведения автора, так и современные. Выставка является своеобразным творческим отчетом и посвящена 70-летию художника.

Уфимская художественная галерея любит удивлять публику, каждый раз предлагая вниманию разные по стилю экспозиции. Разные формы подачи ищет для своих картин Дамир Нуритдинович. Деревня Абишево Хайбуллинского района стала музой мастера на весь период творчества. В этом уголке земного шара он черпает вдохновение, находит новые сюжеты для своих работ. Эту экспозицию можно считать ретроспективной, ведь в нее входят картины, датированные 1986-2012 годами. Его картины информативны, наполнены глубоким смыслом. В них он обращается к историческому прошлому края – как в картине «Прощание», или посредством изобразительного мастерства раскрывает характер простого сельского жителя. И та, и другая тема подвластны руке мастера, и удаются ему одинаково хорошо.

Ишемгулов – особое явление на художественной сцене Башкортостана. Хороший живописец, странно чувствующий и осмысляющий реальность. Он как никто другой умеет выразить в осязаемых формах на холсте тайны своего внутреннего мира, ошеломить и заразить нас нестандартностью собственного мышления. Его живописные работы – это притчи. За спиной художника немыслимое количество персональных проектов, невообразимое число работ, находящихся в различных музеях и частных коллекциях России и за рубежом. Потому выставка «Тепло земли» Дамира Ишемгулова для уфимцев стала событием. Башкирский художник так же отвечает взаимностью, хотя сам художник родом из Хайбуллинского района, об Уфе отзывается с любовью и всегда выставляет для местных любителей искусства только лучшие свои работы. В этот раз оценить труд художника пришли не только уфимцы, но и гости из соседних районов республики. Он не так прост и подкупает своим точным природным чутьем – чувством цвета.

На открытии экспозиции царила по-домашнему теплая атмосфера, было многолюдно. Коллегу пришли поздравить не только именитые художники, с которыми юбиляра связывают долгие годы дружбы, но и пока малоизвестные авторы, творческая молодежь – студенты Уфимской государственной академии искусств, Уфимского государственного педагогического института, а также искусствоведы и все те, кто неравнодушен к творчеству мастера.

Как говорит сам художник, рисовал с детства, сколько себя помнит. Закончил художественное отделение Уфимского училища искусств. Этюды и наброски он непременно делает с натуры, выезжая в родную деревню. Но бывает, пишет картины по памяти, основываясь на своих ощущениях и воспоминаниях. Стилистически картины Ишемгулова искусствоведы относят к неопримитивизму. В работах преобладают сюжетно-тематические и жанровые картины. Он не иллюстрирует события, а создает некую идеально-возвышенную модель народного бытия, к которой добавляется мифологическая образность вселенского масштаба «с привкусом» праздника и «мажорных тонов».

Выставка важна для художника как определенный творческий рубеж. Не менее важна она и для зрителей, особенно для тех, кто пытается осмыслить сложные процессы, происходящие в изобразительном искусстве Башкортостана 21 века.

Творческая биография Дамира Ишемгулова тесно связана с живописной деревней Малое Абишево. В Абишево написаны и ей посвящены многие произведения :             «Летний полдень» (1986), «В степи» (1990), «Сенокос» ( 1992), «Летняя кухня» (1992), «Добрый вечер, бабушка Фатима» (1992), «Семья» (2008), «Абишево» (2012). Эти и другие картины, отражающие деревенские мотивы, дают основание говорить, что Ишемгулов принадлежит к художникам того типа, которые наделены особой самобытностью, что идёт от ощущения своих корней, от близости к земле.

В произведениях читаются знакомые многим впечатления бедного, но по-своему благодатного времени 80-х и 90-х годов, когда жизнь деревни тех лет держалась на скотине —  корове, курицах, гусях, на деревянной уютной избе с тёплой побеленной печкой, на вере и любви. И весь этот мир деревенского дома с его обитателями на фоне летнего знойного пейзажа кажется «окрашенным и погруженным во вневременное состояние текучести пространства», в нем ощущается что-то архаическое, близкое башкирскому фольклору. Художник изображает образы посредством живописи, опираясь на язык символов и метафор.

Имя Ишемгулова, признанного мастера бытового жанра, известно сегодня не только в Башкортостане, но и за его пределами. Более десятка произведений художника, которые характеризуют его творчество в разные годы, были приобретены Башкирским государственным художественным музеем им. М.В. Нестерова. Картины его находятся также в собрании Челябинской и Новосибирской картинных галереях, в Уфимских галереях современного искусства «Урал» и «Восток», являются собственностью музеев, частных коллекций как в России, так и за рубежом (Германия, Австрия, Финляндия, Франция, США).

Дамир Нуритдинович, виртуозно владеющий ремеслом живописца, относится к немногочисленной группе мастеров башкирского изобразительного искусства, которая продолжает традиции постимпрессионистической живописи конца 19 века, основанной на стремлении свободно и обобщенно передавать материальность мира, прибегая к декоративной стилизации. На другом полюсе творческих интересов художника находится увлеченность русской и зарубежной авангардной живописью начала 20 века. Эти две разнонаправленные тенденции, характеризующие творчество Ишемгулова, то гармонично сосуществуют, то индивидуально господствуют в живописном пространстве холста, что можно видеть в произведениях, представленных на выставке.

Творческий дебют Дамира Нуритдиновича состоялся в 1975 году, а через 14 лет он станет одним из организаторов художественной группы «Сары бия» («Желтая кобыла»). Он, как и его коллеги – Михаил Назаров, Александр Пантелеев, Алексей Кузнецов, Станислав Лебедев, Николай Пахомов, Наиль Латфуллин, Михаил Кузнецов, на долгое время лишился возможности быть полноценным участником официальных выставок. Эти художники не желали приспосабливать своё искусство к требованиям соцреализма. Они стали нонконформистами, во главе которых был Александр Тюлькин, последователь Давида Бурлюка, с именем которого связано зарождение авангардного искусства в Башкортостане в 1920-е годы. Лишь с началом «перестройки» экспериментальное творчество художников вышло из подполья в ряды «официального искусства».

На выставке представлено одно из лучших тематических полотен мастера, посвященное его деревенскому детству. Картина «В саду ( пейзаж с колодцем)» наиболее плодотворно выражает суть живописного языка Дамира Ишемгулова. Малоизвестное, но принципиально важное для автора произведение 1977 года «Опустевшая деревня» демонстрирует первые шаги Ишемгулова в поиске новых средств художественной выразительности. Вниманию ценителей изобразительного искусства представлен также достаточно новый цикл картин, написанный им в 2006 году «Жила-была деревня». По замыслу представляет некий панорамный взгляд на жизнь всей деревни на четырех холстах. Изначально художник хотел создать триптих, четко разделяя полотна на части, но в какой-то момент передумал, поняв, что жизнь – это одно целое, в которой временные отрезки плавно перетекают от одного к другому…

В работах 1980-х годов художественный язык Ишемгулова трансформируется : в трактовке цвета, пластике форм всё сильнее ощущается близость примитивистским тенденциям. Однако опыт реалистической школы помогает мастеру сохранить за формальными поисками глубину содержания ( «Большая семья», 1986).

Дамир Нуритдинович концентрирует внимание на воспоминаниях о деревне – знакомых ему крестьянских образах и сюжетах. Подобно Натальи Гончаровой и раннему Казимиру Малевичу наделяет картины интонациями примитива с помощью жесткой угловато-рубленой трактовки формы («Стреноженная лошадь», 2000).

Композиции Ишемгулова построены на тесном переплетении реалий и выдумки: несколько маленьких эпизодов, как бы воссоздающих сложное полотно человеческого бытия, простая мудрость которого заключается в извечной связи человека с матушкой-землей ( «В пути», 2007). Работы Дамира  Нуритдиновича соединяют в себе традиционную повествовательность реалистических сюжетов с дерзостью изобразительных приемов примитивистского направления. Его картины – незатейливые рассказы о башкирской деревне, о красоте и гордости ее жителей, о заново открываемых духовных ценностях башкирского народа (« Родник (Ян шишме)», 1989, «Путь за водой», 2008).

Жанровые работы художника, посвященные быту башкирской деревни, имеют черты, свойственные стилистике, где достаточно условно разработано пространство, цвета декоративные, объемы жесткие, живописная структура графична. Своеобразие почерка Дамира Нуритдиновича обнаруживается в живописных характеристиках его произведений. Цветовая гамма отличается интенсивностью контрастов зеленого, желтого, черного, красного. При всей разнохарактерности этапов творчества художника его искусству присущи обобщения, философское содержание, метафоричность языка и глубокая психологическая наполненность образов.

Родник, питающий творчество Дамира Ишемгулова – башкирский фольклор. Палитра полотен – яркая, праздничная, в какой-то мере рождена общим оптимистическим пафосом искусства Адии Ситдиковой и Александра Бурзянцева. «Живописные сказания» построены на декоративности больших цветовых плоскостей («Родник», 2000).

Натюрморты и интерьеры завораживают экспрессией цвета, удивительной композицией, где каждый предмет обретает самоценность (« Желтый самовар», 1999, «Сирень в корзине», 2012, «Родной дом», 2012).

Оптимистические мифологические сюжеты реализуются в его искусстве в звонкой палитре красок, в монументальном решении композиционных построений, например в картине «Формула покоя» или «Четыре стихии».

Любитель искусства, воспитанный на вековых традициях классицизма и реализма, должен для начала испытать достаточно длительный период адаптации к той стилистической манере, в которой созданы все произведения художника. Источником вдохновения для Ишемгулова всегда был русский авангард начала 20 века, это примитивизм, кубизм, футуризм.

Мастер создает свой собственный «мир бытия» на полотнах через синтез созданных им авангардных образов-типов, обобщая предметную форму с плоскостью холста. «Свой мир» Дамир Нуритдинович творит, ориентируясь воспоминаниями о малой родине, родном уголке из детства, которые образуют в сознании целую Вселенную, откуда он черпает вдохновения и новые идеи.

Именно в живописи наиболее последовательно воплощается его тяготение к мифологизированной, притчевой образности. В результате художник создает свое собственное духовное пространство, в котором «рубленные» застылые позы персонажей, несущие вёдра, коромысла, стоящие у забора и калитки на фоне холмов, неба, архитектурных элементов составляют всю ту обыденную, но по-своему прекрасную деревенскую «бытовуху». 

Разберём конкретно несколько картин автора, чтобы понять принцип построения картины. В «Стреноженной лошади» 1989 года на фоне яркого заката центральное место отведено лошади, высохшему дереву и мужчине с уздой. Идею картины художник передает через свое эмоциональное отношение к изображенным им предметам. Лошадь, почувствовав свободу резвиться, встает во вздыбленную позу и радуется солнечному дню. В лице мужчины крепкого телосложения, одетого в темную одежду, прочитывается серьезность и некая унылость. Красная узда, в руке крестьянина, того же цвета горные массивы второго плана и «землянисто-коричневый» скакун «бьют» своим ярким цветом. Всё это сумасшествие гаммы приглушает «несчастное» черное дерево, окантовка холмов и крыша дома темных тонов. Справа прочно стоит электрический столб, ему противопоставляется по форме скрюченное дерево. Яркий, золотисто-красный закат бережно окутывает всё пространство холста.

Другая провокационная работа «Самосожжение» («Аутодафе») (1995-1999) поражает внутренним противоречием и толкает на размышления. Термин «самосожжение» говорит о добровольном акте самоуничтожения, а «аутодафе» — о принудительной казне. Слово «аутодафе» применялось во времена инквизиции, когда оглашался и приводился в исполнение вердикт, после чего обычно публично сжигали жертву на костре. Перед нами мужчина, взошедший на огненное пламя. Он спокоен, его поза величественна и приподнята, пропорции нарочито укрупнены. На нем свободное одеяние, верхняя часть которой залита потоком света, нимб золотистого цвета рефлексирует на плечи. Человек сосредоточен на своих глубоких мыслях, он закрыл глаза и расслабленно наклонил голову. На его груди синяя звезда, что символизирует награду за муки и стойкость несломленного духа.

В творчестве Ишемгулова в разных соотношениях проявляются попытки примирения накопленного реалистического опыта с экспериментами в использовании новых изобразительных приемов. Сейчас художник идет по пути кардинальных обновлений собственной манеры и метода, окунувшись в безудержный поток перемен. «Эквилибристика», «Маятник», «Жаркое лето» свидетельствуют об отказе мастера от классических норм изобразительности, от осознанных целей, от завершенности. Субъективизм, стремление к новизне форм, выразительных средств, обращенность в будущее прослеживается в его произведениях 2000-х годов. Художник пытается "выразить невыразимое" самоценным и самодостаточным языком.

Дамир Нуритдинович не любит объяснять содержания своих картин. И результат его работы для самого мастера нередко тайна за семью печатями. Творчество мастера органично вписывается в общий контекст современной живописи республики. Простота художественных приемов, подкупающая искренность несомненные достоинства его работ. На все свои картины он ставит подпись – первую букву имени и фамилии – ДИ и обязательно дату. Давным-давно он взял себе это в правило и следует ему всегда.

Вернисаж уфимского художника Дамира Ишемгулова «Тепло земли» открылся 6 февраля в Уфимской художественной галерее. Выставка продлится до 25 февраля.

 

                                                                                               искусствовед Эльвира Попова